С чем связан всплеск — вакцины стали хуже или учет стал лучше? Скорее, второе. Как бы ни проклинали антипрививочников, но именно благодаря им народ перестал мириться с привычной медицинской отговоркой «после не значит вследствие». Чтобы выяснить, значит или не значит, надо для начала хотя бы зарегистрировать сам факт. На поствакцинальные осложнения начали обращать внимание — и трудно предсказать, к чему это приведет в ближайшем будущем. Вопрос «как относиться к прививкам» так и остался холиварным.

Как я стала антипрививочницей

...который боялся прививок
...который боялся прививок
Юлия Верклова Редактор рубрики «Здоровье» passion

В юности я была пропрививочницей. Очень ярой, как и положено медицинскому журналисту. Я знала все об искоренении оспы и коварстве гепатита, потому искренне удивлялась мракобесию отдельных граждан, усомнившиеся в пользе и безопасности вакцин. 

Старшего ребенка я вакцинировала в соответствии со всероссийским календарем. После первой АКДС (в три месяца) мой мальчик сильно заболел — температура три дня зашкаливала за 40, но врач объяснила, что он просто «хватанул грипп, так совпало». И я, конечно, поверила, ибо была пропрививочницей. После второй АКДС малыш опять «хватанул грипп». После третьей, которая в шесть месяцев, он, выйдя из очередного «гриппа», перестал лепетать и уже не произносил членораздельных слогов до двух лет. В карте у него отмечено, что побочных реакций на вакцинацию не было. Насколько я теперь понимаю, именно это «не было» и включено в статистику доказательной медицины. То есть, если вам скажут, что «осложнений по АКДС  «1 на 500 000», то знайте, что на самом деле должно было быть «2 на 499 999». Нас положили не на ту чашу весов.

Но тогда еще мои убеждения были слишком сильны, поэтому мы строго следовали графику. Согласие на прививки младшему в роддоме я подписала без тени сомнения. А в месяц пошла в поликлинику и честно уколола его от гепатита… И, когда мы попали в больницу, потому что младенец начал какать кровью, я наконец дозрела до лобового вопроса: «А это не связано с прививкой?» «Недоказуемо, — сказала врач. — Чтобы это подтвердить или опровергнуть, надо провести вскрытие и обнаружить следы вакцины именно в месте поражения. Давайте лучше спасать ребенка, пока есть шанс». Доводить до вскрытия и доказывать опасность вакцин, либо спасать и ничего не доказывать... Вы бы что выбрали?

Нас выписали через месяц с диагнозом «вторичная ферментная недостаточность», на страничке прививок в карте написано, что побочных реакций на вакцину не было.

Вы будете смеяться, но я осталась пропрививочницей. Я попросила у педиатра направление в иммунодиспансер и потащила ребенка туда. Там мне сразу сказали: «Пишите отказ»… Но я же знаю, что только прививки спасут нас от всего! Иммунолог записала нас на прививку, но сначала предложила сделать манту — и по итогам отправили в тубдиспансер (это отдельная история с массой вопросов к доказательной медицине).

И вот после фтизиатра (который дал отвод только от БЦЖ) я уже никак не могла попасть обратно на прием к иммунологу за законной дозой вакцины. Звоню записываться, называю фамилию — и как раз оказывается, что на ближайший месяц записи уже нет, извините, звоните в следующем. После трех попыток я начала смутно догадываться, что иммунолог боится дать нам официальный медотвод, но и грех на душу брать не хочет. Ей было бы проще, если бы я просто написала отказ, приняв всю ответственность на себя. Представляете, насколько сильна была моя вера в доказательную медицину, что я написала отказ от вакцинации только младшему! 

Окончательно я перешла на сторону зла лет пять назад, во время одной из эпидемий гриппа. Мы со старшим ребенком были привиты, а младший с отцом — нет. Угадайте, кто заболел?

Пришли врачи. Мне назначили тамифлю (хотя доказательная медицина теперь к нему плохо относится, но на тот момент еще все было «доказано»). А педиатр заглянула в карту ребенка и сказала: «У вас же прививка! Тогда это не грипп». Ну и расскажите мне теперь про доказательную медицину…

Вакцины — самые изученные препараты в истории

...который боялся прививок
...который боялся прививок
Павел Бранд Главный врач и медицинский директор Сети Семейных Медицинских Центров «Клиника Семейная», к.м.н.

Большинство антипрививочников придерживаются теории заговора. Они считают, что врачи злонамеренно утаивают все случаи осложнений, чтобы не портить статистику и не писать медотводов. На самом деле все еще печальнее.

Врачи не несут наказания за испорченную статистику и не получают премий за процент привитых — это миф. Но каждая ситуация осложнений требует санэпидрасследования — а это долго, нудно, нервно и хлопотно. Поэтому зачастую педиатры предпочитают не фиксировать какие-то случаи.

На статистику и официальное отношение к вакцинации это не влияет. В России нет доказательной медицины. Ее канонов придерживаются от силы 5-15% врачей. Вся статистика, которой у нас оперируют обе стороны (пропрививочники и антипрививочники) либо еще советская, либо иностранная.

Но в описанном случае мы действительно сталкиваемся с парадоксом «после не значит вследствие». Кровавый понос после гепатитной прививки — это нереально с физилогической точки зрения. Вероятность воздействия на стенку кишечника при введении вакцины через кожу нулевая. Регистрировать этот случай — это все равно, что регистрировать случаи падения кирпича на голову после прививки: они возможны, но непосредственной связи между двумя событиями нет.

Список противопоказаний и осложнений указан в инструкции к вакцине. Если вы ее не читали — это проблема. В информированном согласии, которое подписывают родители, должны перечисляться возможные последствия. То, что у нас кривые согласия — это отдельная тема. Суть же вот в чем: легкие осложнения бывают часто — уплотнение и покраснение в месте введения, гриппоподобные реакции (ломота в суставах, субфебрильная температура). Тяжелые (в том числе летальные) — крайне редко. Остается взвесить риски.

Смотрите: вероятность тяжелых осложнений при вакцинации от кори (мировая статистика) — 1 на 500 тысяч. Известно также, что в 2014 году во всем мире от кори умерли 149 тысяч человек. Считаем: 149 тысяч из 7 миллиардов — это 1 человек на 47 тысяч. То есть риск умереть от кори более чем в 10 раз превышает риск пострадать от противокоревой вакцины. И это мы еще не говорим об осложнениях типа коревых энцефалитов, например.

Вакцины — самые изученные препараты в истории. Новые, перед тем, как ВОЗ даст рекомендации по массовому применению, проходят клинические испытания на миллионах человек. Такой объем не предусмотрен ни для каких других групп препаратов! 

Конечно, ни одна прививка не гарантирует, что ребенок не заболеет. Но она уменьшает смертность от инфекционных заболеваний — это несомненно.

Фото: istockphoto.com, кадры из мультфильма «Бегемот, который боялся прививок»

Читайте также:

Ученые создали вакцину против курения

Как правильно спорить с доктором